У нынешних властей России те же проблемы, что были у Петра I: как обновить и продвинуть страну, как привлечь инвестиции, как заставить иностранцев поделиться своими знаниями... Как это делалось 300 лет назад?
Загадочная Московия издавна пугала и притягивала иноземцев. Пугала дикостью нравов, притягивала возможностями небывалого карьерного роста. На этом интересе и сыграл Пётр I, 27 апреля 1702 г. выпустив Манифест о вызове иностранцев в Россию с обещанием им свободы вероисповедания.
Поселение для иноземцев в Москве было ещё при Иване Грозном. В 1652 г. царь Алексей Михайлович позволил основать на берегах Яузы Немецкую слободу. Жили в ней выходцы из разных стран, главным образом из Голландии, Англии и Германии. Народ же всех иностранцев, не понимавших и не говоривших по-русски, без различия звал «немцами» — то есть «немыми».



Реформа армии

В начале XVIII в. Россия ост­ро нуждалась в квалифицированных кадрах. Своих надо было долго учить, а «кадры» этому процессу изо всех сил сопротивлялись. Доходило до того, что многие дворянские отроки, не страшась сурового наказания и царского запрета, сбегали в монастырь — лишь бы не ехать в «загранкомандировку». Оставалось надеяться на зарубежный «аутсорсинг», о котором и объявлял петровский манифест.
В России строилась новая армия, поэтому особое предпочтение отдавалось «лицам военного звания». Если таковые заявляли о себе, то они сопровождались до столицы «безденежно», а по прибытии им предоставлялись квартиры и высокое жалованье от казны. Если русскому полковнику платили жалованье 300 рублей, то иноземному — 600. Говоря современным языком, иностранцы получили статус наибольшего благоприятствования. Иногда это выходило боком.
Например, приехавший на службу в Россию прусский генерал Слундт умер после четырёхдневной пьянки в ходе торжест­венной встречи. Случалось и того хуже: в 1700 г. под Нарвой большинство иностранных офицеров во главе с командующим армией Карлом-Евгением де Круа сдались шведскому королю Карлу XII. Всё потому, что первыми в Россию, как всегда, понаехали проходимцы и жулики. История повторилась в 90-х годах ХХ в., когда из Европы и США к нам нагрянули «проедатели грантов» с дипломами второразрядных университетов и попробовали провести в России экономическую реформу.




К чести Петра надо сказать, что первый опыт привлечения западных мозгов его не обескуражил. Вскоре требования к европейцам повысились. С них стали спрашивать документы, подтверждающие квалификацию, заключать долгосрочные контракты. Главную задачу, поставленную перед ними царём, иностранные «военспецы» в конце концов выполнили. Была создана и обучена современная регулярная русская армия. Верность пословицы «За одного битого двух небитых дают» вскоре ощутили на себе шведы.
Многие иностранцы, начавшие служить России за деньги, прославили её своими делами. Талантливый инженер-фортификатор немец Миних, строивший каналы для Петра, получил от него генеральский чин, а после стал фельдмаршалом, прославившим империю. Датчанин Витус Беринг, служивший офицером флота Петра, известен всему миру как великий русский мореплаватель. Сотни иностранцев стали основателями русских офицерских династий.

Сколково XVIII в.

Из примерно 8 тыс. иностранцев, которые приехали в Россию при Петре I, более пятисот были купцами. Они покупали у нас пеньку, лён, говяжье сало, свиную щетину и везли в Россию ружья, железо, олово, серебро, ткани. Прямо высказанное Петром I в манифесте пожелание «всячески улучшить и распространить торговлю» способствовало тому, что иностранцам-купцам тоже создавали различные преференции. Им разрешили нанимать работников вольного найма, а в Гостином Дворе Петербурга им отвели специальное место для собрания. Ввозные пошлины для иностранцев устанавливались на самом низком уровне. Например, сахар и медикаменты из Европы облагались трёхпроцентной пошлиной, чуть выше она была на любимые Петром лучшие сорта «ренских» вин — 5%.








В начале XVIII в. инновации двигались не в пример шустрее, чем в начале XXI в. К 1720 г. потребность в импорте оружия отпала. Один за другим появлялись «иннограды» петровского времени. На Урале работали заводы Демидова, в Нерчинске — завод по выплавке серебра. К 1725 г. в стране действовали десятки текстильных предприятий, канатных и пороховых мануфактур. К этому времени экспорт русских товаров в два раза превысил импорт!
Город-мечта Петра I Санкт-Петербург сразу возник как инновационный центр. Здесь появились передовые по тем временам Адмиралтейские верфи и Арсенал, здесь стали делать оружие, якоря и гвозди — всё то, что раньше покупали за границей.
Там же впервые в России был устроен проточный ватерклозет. Пётр I оказался инноватором и в такой интимно-бытовой сфере.

Источник: http://www.aif.ru/money/article/51611